Мы используем файлы cookies, которые сохраняются на вашем компьютере. Нажимая ОК, вы подтверждаете то, что вы проинформированы об использовании cookies на этом сайте. Подробнее о файлах cookie

Рыцарские турниры XII - XIV вв. Возникновение и развитие.

Рыцарские турниры XII - XIV вв. Возникновение и развитие.

Прежде всего, следует определиться с терминологией. Уже само словосочетание «рыцарский турнир» вдвойне условно, т. к. в турнире зачастую принимали участие воины, не имеющие рыцарского звания, а сами состязания далеко не всегда именовались турнирами.

Рыцарь или шевалье (фр. chevalier, англ. knigt, нем. Ritter) – понятие многоплановое, но всегда отражающее одну из граней иерархии благородного военного сословия. Рыцарем мог стать дворянин, но им мог стать при определенных обстоятельствах и простолюдин-ротюрье, которого, правда, перед церемонией посвящения приходилось аноблировать, т.е. наделять дворянством. Дворянину по рождению, чтобы стать рыцарем, предстояло сначала пройти обряд посвящения в оруженосцы (к XV в. это действо было фактически формализовано), после чего следовало принять участие в нескольких военных кампаниях.

В XVв. большинство дворян до самой смерти оставалось в «ранге» оруженосцев-экюе (ecuyer, букв. «щитоносец», в русскоязычной традиции принято использование английского аналога – «сквайр»), меньшая часть удостаивалась посвящения в рыцари. Мелкопоместное дворянство, которое представляло подавляющую массу военного сословия, могло рассчитывать на звание рыцаря-башелье (bachelier, в русскоязычной традиции – бакалавр). Представители крупного и высшего дворянства, т.н. баннерэ (bahherets, в русскоязычной традиции – баннереты, обладающие правом поднимать гербовый флаг-баннер), даже находясь в ранге оруженосца-баннерэ, могли командовать отрядами, состоявшими, в т.ч., из рыцарей-башелье. Посвящение оруженосца-баннерэ в ранг рыцаря-баннерэ старались совместить с каким-либо важным событием, например, предстоящим (или окончившимся победой) сражением и турниром.

В течение жизни дворянин мог быть несколько раз посвящен в рыцари. Например, Карл Смелый первый раз был посвящен в рыцари в день крещения, за тем, на двадцатый день жизни, он стал рыцарем Золотого Руна, а в 1469 г. бургундский герцог стал рыцарем ордена Святого Георгия и Подвязки.

Мелкопоместный немецкий дворянин Вилвольт Шаумбург, отслуживший «два сезона» в бургундской армии, в течение своей жизни четырежды удостаивался посвящения в рыцари, т.к. он периодически терял это почетное звание в связи с финансовыми затруднениями. Действительно, для того, чтобы «вести жизнь, достойную истинного рыцаря», одних нравственных добродетелей и благородного происхождения подчас оказывалось недостаточно.

 

                                                    ***

Теперь разберемся с понятием «рыцарский турнир», которым сегодня принято обозначать любое состязание благородных средневековых бойцов. В действительности эти состязания имели свою классификацию, и хронисты донесли до нас широкий спектр названий тех или иных видов состязаний и рыцарских фестивалей: турниры, джостры, падармы, фэдармы и т.д.

Словом турнир или турнуа (tournoi, tournoy) называли бой между двумя равными отрядами благородных участников состязания, фактически, рыцарей и оруженосцев. На заре своего возникновения турниры собирали под штандартами устроителей сотни бойцов, проводились на полях размерами в несколько квадратных километров и мало чем отличались от реальных боев.

Историческая традиция приписывает «изобретение» турниров французскому рыцарю Годфруа де Прейи, погибшему в ходе одной из подобных военных забав (лат. Conflictus gallicus) в 1062 или 1066 гг. Более точно мы можем датировать появление турниров как военных состязаний средневековой элиты, имевших определенный регламент, началом XII в. Так, в 1125 г. Карл Добрый, граф Фландрии, принял участие в турнире «ради чести своей страны и рыцарства» во главе 200 бойцов. В 1127 г. состоялся крупный турнир в Вюрцбурге. В период между 1135 и 1154 гг., во время правления внука Вильгельма Завоевателя короля Стефана (Этьена Блуасского), первые турниры были проведены в Англии. В 1158 г. состоялся один из первых турниров в Италии, когда на поле боя сошлись рыцари и оруженосцы из Кремоны и Пьяченцы, и «некоторые из них были ранены, некоторые пленены, а некоторые люди погибли». В 1159 г. крестоносцами был устроен турнир в Антиохии, на котором блистал византийский император Мануил I Комнин.

Достаточно частые случаи «бесполезной» гибели представителей христианского воинства на «потешных» ристалищах, а не на полях битв в Святой земле, вынудили Римских пап дважды на протяжении XII в. запрещать турниры (в 1130 и 1179 гг.) – эти «ярмарочные и рыночные мерзости, обычно именуемые турнирами, на которых рыцари имеют обыкновение собираться, дабы показать свою силу и стремление к безрассудству».

Знаменитый английский государственный деятель и «величайший рыцарь христианского мира» Уильям Маршал (1146-1219 гг.) превратил турнирные схватки в доходное ремесло, приносящее победителю ощутимый бонус в виде трофеев и выкупов за счет проигравшей стороны. Маршал с презрением относился к показательным выступлениям рыцарей, не приносящим их участникам никаких материальных дивидендов. Так, «работая» в паре со одним из своих соратников, сир Уильям только за два турнирных месяца 1177 г. захватил в плен 103 вражеских бойцов. Однако и с «величайшим рыцарем» порой происходили казусы. Так, во время турнира в окрестностях Ане сир Уильям пленил своего соперника Симона де Нофле. Но пока англичанин, пробираясь через деревню (оная оказалась в зоне проведения турнира), вел коня вместе с пленным в поводу, французу удалось зацепиться за карниз крыши и благополучно спастись. Несчастье усугубилось еще и тем фактом, что у самого Маршала, пока он сражался пешим, противники угнали двух лошадей.

На турнире в Ланьи-сюр-Марн (1179 г.), собравшем около 3 000 участников, Уильям Маршал преследовал не столько личную выгоду, сколько опекал английского наследника Генриха Молодого. Во время яростной схватки тот оказался в полном окружении и потерял шлем, так что Маршалу стоило больших трудов разогнать соперников и отбить принца. При этом шлем самого доблестного рыцаря оказался настолько искорежен ударами вражеского оружия, что после боя его удалось снять с головы только при помощи кузнеца.

Сотни и тысячи рыцарей съезжались на ристалища Франции, «родины турниров», чтобы в течение турнирного «сезона» принять участие как можно в большем количестве потешных баталий. В Нормандии, Анжу, Мэне, Турени, Фландрии, Лотарингии, Бургундии и Пуату нескончаемой чередой происходили рыцарские ристания, прерываемые лишь Рождеством, Великим постом, Пасхой, Пятидесятницей и Днем Всех Святых. Герцоги, графы и бароны прибывали на турниры во главе многочисленной свиты, выставляя на ристалища не только кавалерию, но и пеших бойцов. Нередко турнирные площадки использовались закоренелыми врагами для сведения старых счетов, а участники объединялись в команды: англичане часто сражались плечом к плечу с нормандцами, а французские рыцари традиционно объединялись с шевалье из Шампани и Бургундии.

Смерть собирала обильную жатву на ристалищах XII – XIII вв. и не щадила как простых рыцарей, так и представителей высшей аристократии. В 1186 г. на турнире погиб принц Джеффри, сын английского короля Генриха II. В 1194 г. та же участь постигла герцога Леопольда VI Австрийского. В 1216 г. под копытами разгоряченных коней погиб Жоффруа, граф Эссекский. Между 1223 и 1238 гг. на турнирных ристалищах пали три члена семьи графов Голландских. В 1241 г. на турнире в Дюссельдорфе задохнулись в своей броне от жары и пыли 80 бойцов. В 1268 г. ристание унесло жизнь маркграфа Бранденбургского, а в 1294 г. – герцога Брабантского. Наконец, в 1279 г. во время первого же своего турнира тяжелое ранение в голову получил французский принц Робер де Клермон, оставшийся инвалидом до конца жизни.

Недостаточная проработка турнирных правил, а также явное пренебрежение ими ради достижения победы, зачастую приводили к серьезным эксцессам и ставили под угрозу не только здоровье, но и жизнь бойцов. Так, в 1274 г. английский король Эдуард I Плантагенет, возвращавшийся из Святой земли, принял участие в турнире, организованном графом Шалонским. В ходе состязания французский граф, позабыв о рыцарской учтивости, обхватил Эдуарда за шею и попытался стащить с коня. Рослый Плантагенет, обладавший богатырской силой, мощным ударом выбил обидчика из седла, чем подал знак к всеобщей потасовке. Вмиг забыв о турнирных правилах, французские и английские рыцари превратили ристалище в поле боя. К сражающимся присоединились пешие слуги и зрители. «Малое Шалонское сражение» закончилось триумфом английского венценосца, коего неосторожный граф, дабы избежать дальнейшего кровопролития, поспешил признать победителем турнира.

В 1276 г. Эдуард I издал один из первых сводов турнирных правил – «Statuta Armorum in Torniamentis». В «Статуте» было введено использование тупого оружия, количество оруженосцев, которое каждый из участников брал с собой на ристание, заметно сократилось, а сами они были обязаны носить ливреи своего господина. И, действительно, в ходе турнира, устроенного в Виндзорском замке (1278 г.), на ристалище вышли только 38 бойцов, облаченные в кожаные шлемы и вооруженные мечами, сделанными из китового уса и пергамента.

В XIII в. турниры в нагрузку к военно-спортивной составляющей получили театрализованное оформление. Поборником новых веяний стал доблестный рыцарь и поэт из Штирии Ульрих фон Лихтенштейн. В 1227 г. герр Ульрих отправился в свое первое благородное странствие «Venusfahrt» по Италии, Чехии, Тиролю и Австрии, в ходе которого преломил 307 копий с достойными рыцарями во славу «госпожи Венеры». При этом Лихтенштейн поверх доспехов носил женское платье, а к гребню шлема прикрепил длинные косы. Рыцарство в основном приняло новые правила игры, и турниры все чаще стали сопровождаться театрализованными постановками и интермедиями, а сами участники с удовольствием стали примерять на себя личины античных героев или персонажей легенд о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

К началу XIV в. турниры были относительно «гуманизированы» достаточно жесткими рамками правил, которые структурировали принцип проведения групповых боев. Во франкоязычных хрониках мы находим несколько обозначений для подобного боя, в т. ч. меле (melee, т.е. схватка или драка) и бугур (buhurt, bouhord, belhourd, béhourt).  Сами турниры «перекочевали» с сеньориальных полей на специально подготовленные площадки-ристалища, которые возводились под стенами замков, крупных населенных пунктов или на пересечении оживленных коммуникаций. В XIV – XV вв. ристалища все чаще стали устраиваться внутри городов, на торговых площадях.

 

                                                         ***

Конные поединки называли джострами или жутами (joustes от итал. giostra – карусель) и подразделяли их на легкие (a plaisance, букв. «для удовольствия») и жесткие (outrance). Легкие джостры проводились на затупленном оружии, а само ристалище часто делилось вдоль специально возведенным барьером, чтобы уберечь всадников от столкновения.

В 1357 г. во Фландрии вошли в обиход  фестивали джостр (fiestes de joustes), в 1399 г. – турнирные фестивали  (fiestes de tournoy) (5). В 1421 г. в Лилле были проведены «роскошные джостры», в ходе которых противники использовали «любезное оружие».

В XV в. входят в моду т.н. падармы или военные препятствия (pas d’armes, букв. «вооруженный шаг» или «вооруженный барьер»), которые в специальной литературе часто переводят как «вооруженный проход», «обороняемый проезд» и пр. Идея подобных состязаний заключалась в том, что один или несколько бойцов определенное время «держали место», каковым мог стать мост, городская площадь или перекресток дорог, вызывая на бой любого «благородного рыцаря или оруженосца», имеющего неосторожность оказаться вблизи этого пункта. Первым падармом во Фландрии стало «действие военного подвига» (entreprince fait  d’armes), устроенное Антуаном де Краоном в 1400 г.

Падармы явились творчески доработанными Круглыми столами, «любезными турнирами», в основу сценария которых были положены легенды о короле Артуре и рыцарях Круглого стола. Считается, что первый Круглый стол был проведен в 1235 г. Соперники сражались «любезным оружием» на ристалище, имеющем круглую форму, а после турниров и меле собирались за пиршественным столом.

В 1344 г. прошел один из крупнейших Круглых столов, организованный английским королем Эдуардом III в Виндзорском замке. На «любезное» ристание были приглашены рыцари из Франции, Бургундии, Фландрии, Брабанта, Германии, Ломбардии и Шотландии.

Своеобразным мостиком между Круглыми столами и падармами стал турнир в Сент-Энглвере (1390 г.), устроенный знаменитым французским рыцарем Жаном Ле Менгром де Бусико и двумя его компаньонами Жаном де Сампи и Рене де Руа. Три блестящих представителя французского рыцарства, в течение 30-дневного ристания повергли наземь множество рыцарей из Англии, Германии, Испании и Лотарингии. При этом, по словам автора «Хроники Сен-Дени», «три француза сражались настолько доблестно, что когда у судей спросили, кто из них сражался лучше всех, те воздали всем одинаковую похвалу и отказались от сравнения».

Автор:  Куркин А.В.