Мы используем файлы cookies, которые сохраняются на вашем компьютере. Нажимая ОК, вы подтверждаете то, что вы проинформированы об использовании cookies на этом сайте. Подробнее о файлах cookie

Пленение Жанны д'Арк

Пленение Жанны д'Арк

В конце марта 1430 г. Орлеанская Девственница, скучавшая при дворе Карла VII, оставила королевскую резиденцию в Сюлли и во главе небольшого отряда направилась в Мелен, а оттуда – в Ланьи. Жанна собиралась разжечь огонь освободительной войны в Иль-де-Франсе, в самом сердце «несчастной милой Франции», чтобы блокировать Париж, по-прежнему занятый бургундцами и англичанами.

23 апреля в Кале высадилась новая английская армия (2 000 солдат), вместе с которой на континент прибыл юный «сеньор двух корон» Генрих VI Ланкастер. Бедфорд и кардинал де Бофор собирались торжественно короновать сына азенкурского триумфатора в Париже (в противовес реймсской коронации Карла VII), однако активность французских партизан в окрестностях столицы делала английское предприятие слишком рискованным. В стане союзников возникли разногласия относительно планов предстоящей военной кампании. В итоге было решено очистить от арманьяков Среднюю Уазу и долину Эны, в которой сторонники французского короля, окрыленные успехами Девственницы, вновь укрепили свои позици, а также обезопасить окрестности Парижа. Стратегическое развитие этого плана подразумевало вытеснение арманьяков на юго-запад и окончательное закрепление бургундцев в Шампани. Выполнение последнего условия позволяло бургундскому герцогу территориально объеденить все свои владения.

На сей раз Филипп Добрый выступал, не только как союзник англичан, но и как их наемник. Военный смотр, проведенный 17-18 апреля, зафиксировал в рядах армии герцога 3 375 человек, из них 187 жандармов, 2 574 лучника и арбалетчика, и 14 нестроевых – герольдов и музыкантов. Командовали этими солдатами следующие капитаны:

мессир Жан де Люксембург, сеньор де Боревуар, рыцарь, советник и шамбеллан; мессир Жан де Мелен, сеньор д’Антуан, рыцарь, советник и шамбеллан; мессир Антуан, сеньор де Крои и де Ранти, рыцарь, советник и Премьер-шамбеллан; мессир Рауль д’Эйи, виконт Амьенский, рыцарь, советник и шамбеллан; монсеньор де Сен-Симон, рыцарь и шамбеллан; монсеньор Борнь де Фоссо, рыцарь и шамбеллан; монсеньор де Савез, рыцарь и шамбеллан; мессир Жан Дэнь; монсеньор де Коммин, рыцарь и шамбеллан; Жуан Ремакль, оруженосец на службе мессира Рюманга, португальского рыцаря; мессир Жак де Бриме, рыцарь, советник и шамбеллан; Робер де Савез, оруженосец; монсеньор де Сантэ, рыцарь, советник и шамбеллан; Жан де Бриме, сеньор д’Эмберкур, оруженосец-баннерэ. [1]

За военные услуги монсеньор Филипп затребовал ежемесячную оплату в размере 19 500 франков, плюс отдельную сумму за артиллерию (при этом казначейство самого герцога выделило на армию 32 821 франк, 4 су и 32 грота). Бедфорд, всеми силами стремившийся сохранить хотя бы видимость союзнических отношений с Бургундцем, которые в свете феноменальных успехов Карла VII и Девственницы были важны, как никогда, принял условия герцога.

В июле-августе прошлого года арманьяки без сопротивления заняли Компьен и Суассон. Теперь эти города предстояло вернуть назад. В конце апреля бургундский штаб детально спланировал военно-дипломатическую операцию, в ходе которой Филипп Добрый, используя поддержку англичан, должен был взять под свой контроль Компьен, а после – и всю Шампань:

«Далее, Монсеньор [герцог] Бургундский с 12 сотнями отборных жандармов из Бургундии и Пикардии, с тысячью  пикардийских лучников и двумястами арбалетчиков…, совместно с тысячью английских лучников под командой доброго капитана, призванного королем Англии, должен продвинуться к Лану и Суассону, дабы обезопасить дорогу королю к Реймсу для его последующей коронации, если таковую он захочет совершить. Отсюда герцог Бургундский сможет приступить к завоеванию Шампани.

Далее, с Божьей помощью осады Торси и Шато-Гайяра скоро будут завершены. Тогда англичане в Нормандии смогут приступить к осаде Лувье. Король смог бы подкрепить их новыми войсками, [присланными] из Англии.

Далее, остальная часть английской армии должна выдвинуться к Бове, чтобы оценить возможность его захвата. Маленькие замки вокруг него должны быть завоеваны, в них следует разместить гарнизоны, дабы исключить подход подкреплений и припасов для Бове, которые препятствовали бы его осаде. По завершении этих операций, кои не должны занять много времени, указанная армия должна вступить в Иль-де-Франс, осадить на своем пути город Крей, укрепить мост, ведущий к Бове, и захватить близлежащие замки, такие, как Лезарш и другие. После окончания осады Крея эта армия должна продолжить освобождение Иль-де-Франса, дабы оказать большую помощь Парижу.

Далее, относительно Компьена: если монсеньор Бургундский захватит мост в Шуази, захватит монастырь в Вербри, захватит бастиду на мосту в Компьене, а также захватит Пьерфон и разместит в нем гарнизон, город Компьен окажется в такой блокаде, что никакие подкрепления не смогут его достичь». [2]

1 мая армия Филиппа Доброго, совершив марш из Перрона, сконцентрировалась в окрестностях Нуайона, который стал главной бургундской операционной базой. В местечке Пон-л’Эвек, контролирующем важный стратегический мост через Уазу, укрепились роты бургундских капитанов Гектора де Савеза и Жана де Бриме (в роте последнего 53 жандарма и 140 лучников), а также солдаты английского капитана Монтгомери. Остальные войска продвинулись в сторону реки Эна и 7 мая осадили Шуази.

Узнав о начале вражеского наступления в окрестностях Компьена и Суассона, Жанна оставила Иль-де-Франс и повела свою заметно возросшую армию на выручку малочисленным арманьякским гарнизонам. Девственницу сопровождали французские капитаны Жан де Фуко, Ален де Жирон, Амбруаз де Лоре, Жоффруа де Сен-Белен, Потон де Сентрай, Жак де Шабанн и Риго де Фонтень, а также итальянские кондотьеры Теодоро ди Вальперга и Бартелеми Баретта (всего, согласно данным «Анонимной хроники», 4 000 человек).

14 мая Жанна вступила в Компьен, который готовились оборонять от 400 до 600 солдат французского гарнизона под командой опытного капитана Гийома де Флави. Сеньору Гийому уже не раз доводилось сражаться с бургундцами. В памятной битве при Монс-ан-Виме Флави был ранен, брошен на поле боя и ограблен мародерами. Только чудо или Божье провидение спасло тогда Гийома от мучительной гибели. Теперь Господь вновь даровал отважному воину свой знак – Девственницу, которая называла себя Божьей посланницей. Год назад под Орлеаном она сотворила истинное чудо, прогнав англичан и освободив город. Повторит ли она свой подвиг под Компьеном?

 

84_(2).jpg

Флаги французских военачальников.

  1. Жанна д’Арк со своим штандартом.
  2. Штандарт-гидон Жанны д’Арк.
  3. Баннер Жана, бастарда Бургундского, графа Дюнуа.
  4. Паннон Робера де Бодрикура, капитана Вокулера.
  5. Баннер Артура де Ришмона, коннетабля Франции.
  6. Паннон Гийома де Флави, капитана Компьена.
  7. Паннон Гишара де Бурнея, капитана Суассона.
  8. Паннон Теодоро ди Вальперги, итальянского кондотьера на французской службе.
  9. Паннон Жака де Шабанна, французского капитана.

Иллюстрация автора.

 

Жанна и ее капитаны не стали задерживаться в городе и сразу выступили навстречу противнику. 15 мая отряды арманьяков, руководимые Потоном де Сентраем, совершили налет на бургундский пост в Пон-л’Эвеке и основательно потрепали неприятеля. В бою пал бургундский капитан Жан де Бриме. Тем не менее бургундцы сохранили контроль над мостом через Уазу.

16 мая, не выдержав бомбардировки, гарнизон Шуази, руководимый Людовиком де Флави, младшим братом компьенского коменданта, под гарантию личной неприкосновенности оставил город и отступил в Компьен. Следом, несмотря на попытку Девственницы спасти положение, отказался от борьбы гарнизон Суассона. Его капитан Гишар де Бурней получил взятку от бургундского полководца Жана де Люксембурга (4 000 золотых) и не пустил в город отряд Девственницы. В рядах арманьяков воцарилось уныние. Часть капитанов и солдат покинули Жанну и отступили в Санлис. Орлеанские чудеса не повторились.

Разрушив Шуази, бургундцы могли, наконец, приступить к осаде Компьена. 20 мая их передовые отряды, двигаясь вдоль правого берега Уазы, приблизились к предполью города. Хронист Жорж Шателлен описал бургундскую диспозицию следующим образом:

«Итак, как я уже говорил, герцог занял жилье в Кудене, [Жан де Люксембург] граф де Линьи – в Клеруа, мессир Бодо де Ноай – в Марньи, а сеньор Монтгомери со своими англичанами – в Венетте; и с ними были люди различных языков – бургундцы, фламандцы, пикардийцы, немцы, геннегаусцы; также там находились люди, которые благородно служили герцогу, своему верховному сеньору, и среди них такие, как граф де Линьи, сеньор [Антуан] де Крои, мессир Жан, его брат, сеньор де Креки, сеньор де Сантэ, сеньор де Коммин, сеньор де Мамен, три брата - мессир Жак, мессир Давид и мессир Флоримон де Бриме, мессир Бодуэн де Ланнуа, все рыцари ордена [Золотого Руна], и огромное число прочих». [3]

В целом, с учетом английского контингента, Филиппу Доброму удалось сконцентрировать в окрестностях Компьена около 4 000 бойцов. Численность некоторых бургундских подразделений в начале кампании можно уточнить по сохранившимся архивным документам. Например, в роте Бодуэна (Бодо) де Ноая служило 50 жандармов и 100 лучников; в роте Годфруа Пензана, капитана арбалетчиков герцога Бургундского, служило 100 генуэзских арбалетчиков; еще одна рота наемных генуэзских арбалетчиков под командой Годзаля де Кастена также насчитывала сотню солдат; под началом Лионелля, бастарда Вандомского, служило 6 жандармов и 62 лучника.

Архивные материалы позволяют оценить и численность бургундской артиллерии. Всем артиллерийским парком заведовал «Генеральный мэтр артиллерии короля» Филибер де Молан. Артиллерией собственно Филиппа Доброго командовал «мэтр артиллерии герцога Бургундского» Жан де Рошфор. Под стены Компьена бургундцы свезли достаточно внушительный арсенал осадных орудий: 4 бомбарды герцога («Ремесвалль», «Красная бомбарда», «Уппембьер» и «Куанекен»), 3 орудия Жана де Люксембурга (бомбарда «Боревуар», веглер «Монтегю» и «большой куллар»), 27 железных веглеров с двумя пороховыми каморами при каждом, 2 веглера, «прозываемых львами», и множество более мелких огнестрельных и метательных орудий. К пушкам были приставлены Жерар из Эдена, «мэтр канониров», кулевринье Жерар Ан, а также 9 немецких артиллеристов.

 

86_(2).jpg

КАРТА.

Осада Компьена, 1430 г.

  1. Отступление гарнизона Шуази под командованием Людовика де Флави в Компьен, 16 мая.
  2. Прибытие в Компьен отряда Жанны д’Арк, утро 23 мая.
  3. Вылазка компьенского гарнизона, пленение Жанны д’Арк, вечер 23 мая.

А-Ж. Бастилии и бульвары осаждающих.

Иллюстрация автора.

 

Примерно в 5 часов утра 23 мая Жанна, сопровождаемая своей маленькой свитой и итальянской ротой Баретты, вступила в Компьен с противоположной стороны, через ворота Пьерфон. [4] Пока солдаты отдыхали после ночного перехода, Жанна и Флави провели рекогносцировку и решили совершить дерзкую вылазку. Целью операции был выбран бургундский пост в Марньи, отделенный от английского лагеря в Ла-Венетте протяженным заболоченным лугом, а от отряда Люксембурга в Клеруа – холмом и речкой Аронд.

В 5 часов пополудни ударный французский отряд, возглавляемый Жанной, вышел из города через Порт-дю-Пон, переправился через Уазу по охраняемому мосту, вступил в предмостную бастиду, огороженную крепкой куртиной, и, наконец, через подъемный деревянный мост перебрался на вражеский берег.

В вылазке участвовал почти весь гарнизон Компьена и солдаты Баретты: согласно сильно завышенным данным «Анонимной хроники», 1 600 человек. Девственница была облачена в доспехи, скрытые под «богатым хуком из расшитого золотом алого сукна», и восседала верхом на сером курсье. [5] Жанну сопровождали ее брат Пьер, ее личный мэтрдотель Жан д’Олон, рыцарь Потон-Бургундец (не путать с Сентраем) и паж. Развернув отряд в боевой порядок, Девственница громко крикнула: «С нами Бог! Вперед!», и повела французов в атаку. Расстояние до фермы Марньи равнялось 1 км, поэтому арманьяки, потратив на дорогу лишь несколько минут, обрушились на противника буквально, как снег на голову.

«В это время сир Жан де Люксембург, сеньор де Креки и восемь или десять господ с немногими часовыми прибыли к сиру Бодуэну. Они поехали туда, дабы провести совет относительно лучшего способа нападения на Компьен, – писал Монстреле. – Французы оказались слишком близко от Марньи, перед людьми, многие из которых были безоружными; но они быстро собрались вместе, после чего разыгрался серьезный бой, во время коего крики «К оружию!» достигли англичан и бургундского лагеря.

Англичане, которые располагались лагерем перед Венеттом, быстро построились против французов в боевой порядок; их было около пятисот человек. С другой стороны сир Жан де Люксембург, квартировавший в Клеруа, быстро собрал вокруг себя своих людей, кои окружили своего сеньора и капитана и начали оживленную перестрелку. Во время этого боя сеньор де Креки был опасно ранен в лицо». [6]

Примерно в 6 часов вечера к месту боя прибыли англичане, чем привели арманьяков в смятение. Руководство войсками было потеряно, французы в спешке, местами перерастающей в панику, бросились обратно в город. Часть солдат, не сумевших добраться до моста, ринулась к берегу Уазы, где, по распоряжению Гийома де Флави, их поджидали лодки. Возникла обычная в таких случаях сутолока и давка. В лихорадочной суете французы грузились в утлые суденышки, раскачивали и переворачивали их. Многие, не рассчитав тяжести своего снаряжения, камнем шли на дно. Автор «Дневника парижского горожанина», явно выдавая желаемое за действительное, определил потери арманьяков погибшими и утонувшими в 400 человек.

Жанна вместе со своей маленькой свитой осталась прикрывать отступление, задерживая продвижение англичан. В этот момент подошедшие с северо-востока бургундцы отсекли отряд Девственницы от моста. Жан д’Олон спешился, и, схватив коня своей сеньоры за узду, попытался вырваться из свалки и спасти Жанну:

«Нам нужно прорваться в город, иначе мы все погибнем!»

«Молчи! – яростно воскликнула Девственница, ткнув мечом в сторону подбегавших со всех сторон бургундцев. – Они ничего не сделают нам! Вперед, они наши!»

Верила ли она самой себе? Господь, ведущий свою избранницу сквозь мрачные тернии к сияющим вершинам, вдруг отвернулся от нее. Бросил одну на залитом кровью берегу Уазы, окруженную ордами врагов. И, словно знаменуя иссякшее небесное благоволение, заскрипели цепи и блоки подъемного моста, отрезая для Девственницы путь к спасению. [7]

В завязавшейся беспорядочной схватке одному из пикардийских лучников бастарда де Вандомма удалось схватить Жанну за подол хука и стащить с лошади. Вместе с Девственницей в плену оказалась практически вся ее свита: брат Пьер, Жан д’Олон и Потон-Бургундец. Лучник, первым схвативший Жанну, передал ее бастарду Вандомму, а тот, в свою очередь, вручил драгоценный приз своему сеньору Жану де Люксембургу.

«Вскоре после этого из Кудена на поля перед Компьеном прибыл герцог Бургундский, который расположил в различных лагерях свою армию вместе с англичанами, кои радостно праздновали захват Девственницы, – свидетельствовал Монстреле. – После этого герцог вошел в жилище, где она содержалась, и обратился к ней с несколькими словами; но какие они были, я теперь не вспомню, хотя и присутствовал при этом.

Герцог и его армия возвратились в свои лагери, оставив Девственницу под охраной сира Жана де Люксембурга, который вскоре после этого отослал ее под сильным эскортом в замок Болье, а оттуда в Боревуар, где она оставалась… в заключении долгое время».

88_(2).jpg

Пленение Орлеанской Девственницы под Компьеном.

Миниатюра из «Жития Карла VII» Марциала Оверньского, 1484 г. Национальная библиотека Франции, Париж.

 ***

Известие о пленении «арманьякской ведьмы» всколыхнуло английский королевский двор и его французских клевретов. Кардинал Бофор предпочел действовать через генерального викария инквизитора Франции и епископа Бове Пьера Кошона, который  14 июля озвучил герцогу Бургундскому английские пожелания:

«Вот о чем просит епископ Бовеский монсеньора герцога Бургундского, монсеньора Жана Люксембургского и бастарда Вандомского от имени короля, нашего сеньора, и от своего [имени] как епископа Бове.

Да будет сия женщина, пленница, именуемая в народе Девственницей, отправлена к [английскому] королю, чтобы быть преданной Церкви для учинения против нее судебного процесса, ибо она покрыла себя позором и подозревается в совершении множества преступлений, таких как колдовство, идолопоклонство, вызывание бесов и многих других, затрагивающих нашу веру и ей противных. И хотя, как представляется, если рассмотреть вышесказанное, ее отнюдь не должно считать военнопленной, тем не менее, для вознаграждения тех, ктоее пленил и содержал, король великодушно изволит даровать сумму до 6 000 франков, а названному бастарду, пленившему ее, для поддержания его состояния, даровать и назначить ренту суммой до 200 или 300 ливров.

И епископ просит от своего имени вышеназванных лиц и каждого из них, чтобы, поскольку сия женщина была пленена в его диоцезе и в землях, относящихся к его духовной юрисдикции, ее ему предоставили, дабы он, как и подобает, учинил против нее судебный процесс». [8]

Таким образом, механизм передачи пленницы английским властям для последующего судебного (читай, политического) процесса был запущен. В Боревуаре пленница провела почти три месяца, окруженная искренней заботой Жанны де Бетюн, супруги Жана де Люксембурга, и Жанны, графини де Линьи и де Сен-Поль, его тетки. Обе дамы являлись французскими патриотками: первый муж Жанны де Бетюн, Робер де Бар, погиб при Азенкуре, а графиня де Линьи была крестной матерью французского короля Карла VII. Однако франкофильство супруги и любимой тетушки не помешало Жану де Люксембургу, верному вассалу герцога Бургундского, продать свою пленницу англичанам за 10 000 турских ливров.

В самом конце октября Девственницу перевезли в Аррас, а после – в Руан. Дальнейшая судьба Жанны д’Арк хорошо известна, что освобождает меня от повторения легендарной истории. Известен и итог ее жертвенного подвига – коренной перелом в ходе Столетней войны. И хотя англичанам еще не раз доводилось брать у французов реванш на поле боя, маятник истории неудержимо качнулся в сторону окончательной победы Франции в затянувшемся конфликте. Этот перелом, выстраданный Орлеанской Девственницей, но понятый далеко не сразу и далеко не всеми ее современниками, мудро подметил Тома Базен:

«С этой поры железный наконечник английской стрелы был затуплен и уже не вонзался, как прежде; с этой поры ход истории был изменен; с этой поры дела французов, униженных и разбитых, постепенно стали выправляться и внушать надежду на лучшее; англичане же, процветавшие до сих пор, наоборот, стали отступать».[9]

 

Примечания.

  1. Lobanov A. The composition of the Burgundian army at the siege of Compiegne in 1430… Такжесм.: Gachard L. Rapport à M. le ministre de l'intérieur sur différentes séries de documens concernant l'histoire de la Belgique, qui sont conservées dans les archives de l'ancienne Chambre des Comples de Flandre, à Lille. Bruxelles, 1841. Р. 357.
  2. Цит. по: Champion P. Guillaume de Flavy... Р.159-160.
  3. Oeuvres de Georges Chastellain… T. II. P. 39.

Анализ  осады  Компьена  см.:

Champion P. Guillaume de Flavy…

Sorel A. La prise de Jeanne d'Arc devant Compiegne et l'histoire des sieges de la meme ville sous Charles VI et Charles VII: d'apres des documents inedits. Paris, 1889.

  1. Или 24 мая. См.: Viriville А. V. Histoire de Charles VII, Roi de France… Т. III. P. 152.
  2. В архивах Амбуаза (опись за 23 сентября 1499 г.) сохранились сведения о доспехах Жанны: «31. – Сбруя [т.е. доспехи] Девственницы, дополненная гардебра [т.е. наручами], парой рукавиц (перчаток) и прикрытием для горла или кольчатым горжереном, окаймленным золотом, проложенным изнутри малиновым шелком». (Цит. по: Belleval R. Du costume militaire des Francais en 1446. Paris, 1866. P.16.
  3. Здесь и далее о вылазке Девственницы при Компьене: The chronicles of Enguerrand de Monstrelet... V. I. Р. 572.
  4. Обвинение Гийома де Флави в предательстве Жанны впервые было сформулировано 11 февраля 1445 гг. в Парижском парламенте адвокатом Раппиу:

«Не уверен, что Гийом де Флави закрыл бы ворота Жанне Девственнице, если бы не получил желанные 30 000 экю, из-за чего она и была схвачена; говорят также, что закрыв означенные ворота, он получил несколько слитков золота».

Авторы хроник Турне, Нормандии и Лотарингии также мотивировали пленение Жанны д’Арк завистью французских капитанов. Кроме того, нашлись свидетели (два 80-летних старика), которые утверждали, что Девственница попала в засаду, подготовленную бургундцами, заплатившими Флави за измену.

Историк Нового времени Жюль Кишра, основатель научного подхода в изучении истории Орлеанской Девственницы, без должного анализа принял на веру многочисленные «свидетельства» предательства капитана Флави (Quicherat J. Apercus nouveaux sur l’histoire Jeanne d'Arc. Paris, 1850.).

Август де Веривиль, признавая спорность «теории заговора», тем не менее не решился отрицать вину компьенского коменданта (Viriville А. V. Histoire de Charles VII, Roi de France… Т. III. Р. 155-157.).

Александр Сорель в своем фундаментальном исследовании «Пленение Жанны д’Арк при Компьене…» (Sorel A. Op. cit.), основанном на многочисленных архивных документах, также пришел к выводу об измене Гийома де Флави.

Выводы Сореля повторила основательница «Центра Жанны д’Арк» во Франции Режин Перну (Перну Р., Клен М.-В. Жанна д'Арк. М., 1992.). Отечественные исследователи Владимир Райцесс (Райцесс В. Процесс Жанны д’Арк. М.-Л., 1964) и Анатолий Левандовский (Левандовский А. Жанна д’Арк. М., 1982) также писали о предательстве компьенского капитана. Правда, впоследствии В.Райцесс изменил свою точку зрения: Райцесс В. Жанна д’Арк: факты, легенды, гипотезы. СПб., 2003. С. 213.

Я в этом вопросе придерживаюсь выводов Пьера Шампьона (Champion P. GuillaumedeFlavy...), который, как мне кажется, убедительно доказал невиновность Флави. Не было предательства, была трагическая случайность и военная необходимость. Во время возникшего хаоса никто не мог сказать, где именно находится Девственница, и что с ней происходит. Как комендант крепости, Флави был обязан обезопасить порученный его охране город от неприятеля, который мог на плечах отступающих ворваться внутрь укреплений. Именно поэтому и был отдан самый разумный в сложившейся обстановке приказ – поднять мост и закрыть ворота.

  1. Процесс Жанны д’Арк. Материалы инквизиционного процесса. / Под ред. А.Б.Скакальской. М., СПб., 2008. С. 21.
  2. Basin T. Op. cit. P. 139.

 

Автор:  Куркин А.В.