Мы используем файлы cookies, которые сохраняются на вашем компьютере. Нажимая ОК, вы подтверждаете то, что вы проинформированы об использовании cookies на этом сайте. Подробнее о файлах cookie

Рогир ван дер Вейден - великий фламандский художник.

Рогир ван дер Вейден - великий фламандский художник.

И Ян ван Эйк, и Робер Кампен оказали огромное влияние на творческое развитие знаменитого нидерландского живописца Рогира ван дер Вейдена (ок. 1400-1464 гг.). Рогир, а точнее, Роже де Ла Пастюр, родился в Турне в семье Анри де Ла Пастюра, резчика по дереву. Увлечение скульптурой, заложенное в него с детства, сопровождало ван дер Вейдена в течение всей жизни, помогая ему неординарно решать задачи живописного ряда. В 1427 г. Роже был принят на работу в мастерскую Робера Кампена, что определило его дальнейший творческий путь.

Сначала де Ла Пастюр трудился в качастве подмастерья, но очень быстро заявил о себе, как о самобытном художнике, готовом выполнить заказ самого притязательного ценителя живописи. В период 1430-1435 гг. Роже написал для гильдии арбалетчиков города Льёвена картину «Снятие с креста», в которой в равной степени проявил свой гениальный талант живописца и тонкое понимание искусства пластики. Десять фигур, изображенных с невиданной реалистичностью, мастер вписал не в бытовую обстановку бюргерского жилища, как Кампен, и не в сказочный пейзаж Нового Иерусалима, как ван Эйк, а в золотую алтарную нишу. Этим приемом Роже добился эффекта «живой картинки». Персонажи новозаветной истории – Иосиф и Никодим, поддерживающие тело Христа, Мария, падающая в обморок и подхваченная Иоанном, Магдалина, горестно заламывающая руки – словно выступают за рамки картины, создавая оптическую иллюзию ожившей скульптурной композиции.

303.jpg

«Именно это ощущение жизни наиболее поразительно в произведении, – писал Дирк де Вос. – Картина оказывает буквально физическое воздействие на зрителя. Без каких-либо ограничений она передает искренние человеческие эмоции в момент их наивысшего напряжения, демонстрируя фигуры людей в натуральную величину. И все изобразительные средства направлены художником на то, чтобы совместить контрасты камня и плоти, покоя и движения, геометрии и ритма, композиции и настроения, объема и плоскости в едином произведении, родившемся в ходе буквально алхимического процесса творчества».

Роже женился на племяннице жены Кампена Элизабете Гоффер. В 1432 г., закончив обучение у «Флемальского мастера», он был принят в гильдию художников Турне и открыл собственную мастерскую. В 1435 г. Роже переехал в Брюссель, на родину жены, и в следующем году был торжественно принят в ряды брюссельской гильдии художников. Роже перевел свое имя на фламандский язык и отныне во всех документах стал именоваться Рогиром ван дер Вейденом.

В период 1436-1439 гг. ван дер Вейден написал для Брюссельской ратуши огромную картину «Правосудие императора Траяна и Херкинбальда», которую современники считали самым выдающимся художественным произведением своей эпохи.  На картине, вытянутой горизонтально, в виде своеобразного комикса, присущего искусству книжной миниатюры, были представлены три истории. Первая повествовала о том, как Траян прервал свой военный поход ради того, чтобы по просьбе простой женщины свершить правосудие и наказать убийцу ее сына. Вторая история сюжетно дополняла вторую: спустя 400 лет Римский папа Григорий I Великий помолился о добром поступке язычника Траяна, и душа того была тут же вознесена в рай, а эксгумированный череп императора чудесным образом поблагодарил папу за молитву. Наконец, третья история, изображенная на картине, была связана с сюжетом о Траяне лишь нравственной парадигмой: умирающий князь Херкинбальд, узнав о том, что его любимый племянник обесчестил девушку, призвал преступника к смертному ложу и перерезал ему горло. После этого умирающий, которому было отказано в причастии от земного епископа, получил его от Бога.

К сожалению, в конце XVII в. картина, помещенная в счетной палате брюссельской ратуши, погибла в огне пожара. Поэтому судить о ней мы можем лишь по шпалерной копии – одноименному гобелену, вытканному в Турне между 1440 и 1450 гг., который ныне хранится в Бернском Историческом музее. Искуствоведы полагают, что на картине Рогир представил свой автопортрет, в отличие от всех остальных персонажей картины смотрящий прямо в глаза зрителю. Также с определенной долей допущения интерпретированы еще несколько персонажей картины (точнее, гобелена), в частности, Изабелла Португальская и Филипп Добрый, изображенные у постели умирающего Херкинбальда.

304.jpg

Около 1440 г. для брюссельской гильдии Святого Луки (гильдии художников) Рогир написал картину «Святой Лука, рисующий Мадонну». В этом произведении просматривается творческая связь ван дер Вейдена с ван Эйком, поскольку композиционно «Святой Лука…» зеркально повторяет ван Эйковскую «Мадонну канцлера Николя де Ролена»: та же коллонада на втором плане, тот же городской пейзаж, разделенный рекой, те же две фигурки у парапета – отличие лишь в деталях. Но если «Мадонна канцлера Ролена» – торжественно-парадное произведение, призванное прославить бургундского канцлера, то «Святой Лука…»  – «камерная» картина, наполненная тонким лиризмом. Некоторые искусствоведы считают, что в образе Святого Луки Рогир изобразил себя самого.

До сегодняшнего дня сохранились 4 копии этой картины, и одна из них, выставленная в Эрмитаже, имеет совершенно удивительную судьбу. История эрмитажной копии началась в 1850 г. с распродажи художественной коллекции короля Нидерландов и Великого герцога Люксембургского Вильгельма II. В ходе этой распродажи для Эрмитажа была приобретена картина ван дер Вейдена «Святой Лука».

В 1884 г. парижский торговец антиквариатом Антуан Бер, прибывший в Санкт-Петербург, привез с собой картину Рогира «Мадонна с Младенцем» и предложил Эрмитажу купить ее. Каково же было удивление собранного по этому случаю экспертного совета, в который вошли лучшие русские знатоки старинной живописи граф П.С. Строганов, географ П.П. Семенов-Тян-Шанский, писатель Д.В. Григорович, а также художник, академик исторической живописи и собиратель картин М.П. Боткин, когда соединенные друг с другом две доски – выставленная на продажу «Мадонна с Младенцем» и уже приобретенный «Святой Лука» – идеально совпали и превратились в цельное произведение искусства. Естественно, Эрмитаж выкупил у Бара недостающую часть картины, после чего реставраторы мастерски соединили обе доски.

Впоследствии выяснилось, что первоначально картина украшала один из испанских монастырей. В 1813 г. монастырь был сожжен, картина – распилена, после чего обе ее части отправились в самостоятельные путешествия по различным художественным коллекциям, пока, самым что ни на есть чудесным образом, вновь не воссоединились в Эрмитаже. На сегодняшний момент из всех четырех копий «Святого Луки, рисующего Мадонну», подлинником признан экземпляр, хранящийся в Бостонском Музее изящных искусств. Эрмитажная картина, к сожалению, – копия высочайшего уровня, исполненная в XV в., возможно, одним из учеников Рогира.

306.jpg

Возвращаясь к биографии великого живописца, стоит отметить живейший интерес бургундской знати к его творчеству. Между 1446 и 1451 гг. ван дер Вейден написал для Николя Ролена полиптих «Страшный суд», в период с 1450 по начало 1460-х гг. маэстро создал портреты Филиппа Доброго, Изабеллы Португальской, Карла де Шароле, Антуана Бургундского, Филиппа де Круа, Франческо д’Эсте, а также знатных дам и состоятельных горожанок, имена коих пока неизвестны. О женских ликах, воспроизведенных ван дер Вейденом, писал российский искусствовед Николай Никулин:

«В этих портретах Рогир предстает перед нами во всеоружии своего блестящего мастерства. Законченность его стиля соответствует изысканному и утонченному облику дам. Он не дает мелочной характеристики. Его художественный язык лаконичен, точен и ясен. Четкая линия определяет овал лица, абрис носа и глаз. Черты лица несколько обострены, стилизованы в соответствии с представлениями художника о красоте. Глаза его женщин всегда удлиненные и чуть раскосые, шеи длинные, руки маленькие, с тонкими пальцами». 

307.jpg

Рогир ван дер Вейден до самой своей смерти проживал в Брюсселе. В 1450 г. он совершил путешествие в Италию, побывал в Риме, Ферраре и Флоренции, где имел возможность познакомиться с работами своих италянских коллег. Нужно сказать, что нидерландских художников отличало не только повышенное внимание к детализации и его реалистичное воспроизведение. Еще Ян ван Эйк разработал систему пространственной перспективы, имеющей несколько точек схода, в отличие от прямой линейной итальянской перспективы с единственной точкой схода. Метод ван Эйка позволял создавать оптическую иллюзию расширения пространства, что хорошо видно на примере его картины «Мадонна каноника ван дер Пале».

339.jpg

Рогир, подобно ван Эйку, так же делил картину на несколько частей, в каждой из которых была своя точка схода. Лучше всего это демонстрирует его алтарный триптих «Таинства», созданный около 1440 г. по заказу епископа Турне Жана Шевро (Королевский музей изящных искусств, Антверпен). Поездка в Италию, судя по последующим произведениям Рогира, так и не привела его в лагерь сторонников линейной перспективы, хотя и придала его композициям некую симметричность. В то же время нидерландский живописец покорил своих итальянских коллег филигранным владением кистью и возможностями, которые раскрывает перед художником роспись масляными красками. Миланский герцог Франческо Сфорца отправил в Нидерланды для обучения своего художника Дзанетто Бугатто, и тот, действительно, учился в мастерской Рогира в 1461-1463 гг.

Творческое наследие ван дер Вейдена оказало огромное влияние как на его современников, так и художников последующих поколений. Его художественные находки подпитывали творчество третьего великого нидерландского маэстро XV в. Ханса Мемлинга. Триада гениальных нидерландских живописцев – Ян ван Эйк, Рогир ван дер Вейден и Ханс Мемлинг –, а так же их блестящие современники Робер Кампен, Жак Даре, Петрус Кристус, Дирк Баутс, Хуго ван дер Гус, Жерар Давид и многие другие, создали неповторимый стиль фламандского реализма, который впоследствии оказал огромное влияние на формирование гения знаменитого голландского художника Питера Пауля Рубенса.

Автор:  Куркин А.В.